Жанна Вебер — самые жестокие женщины в истории человечества

Жанна Вебер — серийная убийца начала прошлого века, душившая детей. Ее история наделала во Франции много шума, и не только из-за жестокости, с которой Вебер убивала малышей, а еще из-за ошибок судебных экспертов, благодаря которым она дважды избегала наказания. Ее оправдывали и она снова шла убивать, пока не была поймана с поличным…

А самое противное, что из-за нежелания судебных медиков хорошо выполнять свою работу, дважды оправданная судом Вебер стала чуть ли не национальной героиней. Народ ликовал, когда ее отпускали в суде, веря, что справедливость восторжествовала и невинная женщина, напрасно кем-то оговоренная, выходит на свободу. В итоге Вебер продолжала убивать…

Если бы следствие с самого начала тщательно выполняло свою работу, сколько детских жизней было бы сохранено…

Жанна родилась в семье рыбака, в 14 лет сбежала из дома и спустя несколько лет вышла замуж за Жана Вебера.

Это была женщина невысокого роста, достаточно пухленькая, с невыразительными чертами лица. Но Жан Вебер тоже не был красавцем, да и особо умным, работящим и порядочным его тоже назвать было нельзя. Они оба не любили работать, поэтому жили в крайней нищете. Помыкавшись несколько лет и потеряв двоих детей, супруги решили переехать поближе к многочисленной родне мужа, которая жила в бедном квартале Парижа.

Родственники встретили их с теплотой и сочувствием, понимая, что Жанне очень нелегко пережить смерть своих детей. Они видели, что несчастная женщина тянется к их малышам и всегда готова посидеть с ними, если родители заняты. Но так было до определенного момента.

В 1905 году на пороге кабинета доктора Сайана появилась испуганная молодая женщина, которая держала на руках еле живого ребенка с синеющим личиком. Она сказала, что ее зовут Чарлез Вебер, а ее сына — Морис.

Осмотрев ребенка, доктор обнаружил у того признаки удушения и рубец на шее, которые, к счастью, не стали фатальными для малыша. Сайан попросил Чарлез рассказать, что произошло.

Та сказала, что несчастье произошло в доме у ее новой родственницы, Жанны Вебер. Жанна готовила обед и вдруг увидела, что ей не хватает кое-каких продуктов. Она попросила Чарлез сбегать в магазин, сказав, что маленький Морис ей не помешает и она с удовольствием с ним посидит. Чарлез вернулась очень быстро и увидела страшную картину: ее маленький сын лежал на кровати с синим личиком и хрипел, а Жанна со странным выражением лица сидела рядом, крепко сжимая грудь ребенка. Чарлез, закричав, вырвала сына из рук Жанны и побежала к доктору.

Рассказ женщины лишь еще более уверил доктора с том, что Жанна Вебер пыталась удушить ребенка. Но Чарлез еще не окончила говорить…

У молодой женщины словно упала пелена с глаз. Она стала рассказывать, что за последние несколько недель в их бедном квартале погибло пятеро малышей, причем у всех были признаки удушья. И самое интересное, что с каждым из них в момент смерти была Жанна Вебер. Врачи не особо осматривали тела детей, хотя Чарлез видела их — все они были посиневшими и на шеях некоторых из них был рубец.

Доктор Сайан понял, что рубец мог остаться на шее, если ребенка душили чем-то, например, платком или полотенцем. Он спросил Чарлез, почему никто до этого момента не заметил того, что все смерти случались там, где была Жанна Вебер? Девушка ответила, что никто не мог заподозрить ее, поскольку одним из умерших детей был семилетний сын Жанны. Люди думали, что малышей «косит» какая-то непонятная зараза. Они сочувствовали Жанне, потерявшей своего третьего ребенка. Чарлез сказала, что и сейчас не верит, что мать может быть виновна в гибели своего сына.

Доктору Сайану всех этих сведений было достаточно, и он сообщил о своих подозрениях в полицию. Спустя несколько часов Жанна Вебер была арестована. Ее допросили, впрочем как и жителей квартала. Постепенно у следователей сложилась страшная картина — Жанна убила своего сына, чтобы усыпить бдительность родственников скончавшихся детей. Они поняли, что все дети погибли одинаково, лишь сыну Чарлез, пришедшей вовремя, посчастливилось выжить.

Вскоре, в конце января 1906 года, начался суд. Парижане жаждали расправы над Жанной-убийцей, с отстраненным видом сидевшей на скамье подсудимых. Но им не удалось этого дождаться. Адвокат Вебер каким-то непостижимым образом сумел запутать следствие и превратить в глазах публики Жанну-убийцу в невиновную жертву, потерявшую троих детей. Главное, ему удалось доказать суду, что судебные медики, осматривавшие трупы, не были уверены в причине смерти детей. В итоге Жанна Вебер была оправдана, а парижане, жаждавшие ее крови, поверили в ее безгрешность и были готовы носить ее на руках.

Прошел год. Все это время Жанна Вебер, которую, несмотря на оправдание, родня мужа не захотела принять, бродила по разным городам, перебиваясь то здесь, то там. Вскоре она попала в Шамбри, где спустя несколько недель стала сожительницей Бавуэ, недавно потерявшего жену. У мужчины было трое детей — Жермен, Луиза и Огюст.

Жанна сказала им всем, что ее зовут Мулин.

В апреле1907 года в кабинет врача Папазоглу вбежала девочка (это была Луиза), кричащая, что ее братик Огюст умирает. Но доктору не хотелось ехать в бедный квартал, поэтому он дал девочке какую-то микстуру, сказав, чтобы она напоила ею своего брата. Но на утро в кабинет нерадивого врача вбежал отец Огюста, и доктор Папазоглу был вынужден поехать к больному ребенку.

Когда врач приехал, мальчик был уже мертв. Более того, новая мачеха детей, назвавшаяся Мулин, уже вымыла тело ребенка и переодела в новую одежду, что очень не понравилось врачу. Он хотел осмотреть тело, но из наглухо застегнутых пуговиц виднелось лишь худенькое личико мальчика. Мулин пыталась протестовать, но Папазоглу все же стал расстегивать рубашку мальчика, и ему в глаза бросился толстый рубец на его шее.

Доктор вызвал полицию, вместе с которой приехал и судебный медик. Узнав, что на мальчике после смерти была надета рубашка с плотно застегнутым воротом, эксперт предположил, что рубец на шее ребенка мог остаться именно от этого угого ворота. Поэтому он сказал, что смерть Огюста была естественной.

Жанна ликовала — убийство совершено, она свободна и совершенно счастлива!

Но убийца просчиталась. Она не обратила внимание на чувства ее падчериц — Жермен и Луизы. А девочки люто ненавидели новую мачеху, которая заняла место их любимой мамы. Однажды они залезли в узелок с вещами Мулин, в котором нашли связку бумаг — это были газетные вырезки, датированные прошлым годом, в которых описывался судебный процесс над детоубийцей Жанной Вебер. В газетах были фотографии, и на них они увидели свою мачеху…

Девочки взяли эти вырезки и отнесли в полицейский участок. Полицейские поняли, что брат девочек, Огюст, умер все же неестественной смертью, и похоже его убила Вебер.

Жанна Вебер была арестована. Тело Огюста вновь тщательно обследовали независимые эксперты, которые вынесли свой вердикт — мальчик был задушен.

И снова парижские газеты начали писать о новом задержании Жанны Вебер, но, к сожалению, снова детоубийца смогла избежала наказания и опять же из-за неспособности медиков с однозначностью определить природу рубца на шее мальчика.

Народ снова ликует — Жанна опять на свободе! Словно сам господь помогает ей, раз за разом спасая ее от несправедливого заключения! Но вскоре случились события, заставившие людей, поддерживающих Вебер, возненавидеть ее.

Среди сочувствующих Жанне были люди, занимающие достаточно высокие должности. И среди них был один человек, который решил помочь ей найти работу, — он устроил ее нянечкой в детский дом. Он словно хотел всем наглядно доказать, что та, которую преследовали за убийства детей, на самом деле, очень добрая и заботливая женщина, которая способна лишь заботиться о малышах. Но, как вы, наверное, догадались, он просчитался — спустя несколько дней сотрудники детдома застали Жанну Вебер за ее любимым занятием, когда она пыталась удушить ребенка. На нее не стали заявлять в полицию, дабы не легло пятно на их учреждение, а лишь уволили.

В начале мая 1908 года в городке Коммерси появилась супружеская пара (по крайней мере, так они сказали) и поселилась в трактире. Приехавшей женщине очень понравился шестилетний сын трактирщика, и она старалась как можно больше времени проводить с мальчиком. Однажды вечером женщина попросила трактирщика позволить ей уложить мальчика спать, на что он согласился, поскольку и он, и мать мальчика были заняты, а время уже было позднее.

Но спустя короткое время к трактирщику прибежал один постоялец и сказал, что слышал крик его сына. Мужчины вбежали в комнату и увидели, что на кровати лежит мертвый ребенок, а рядом с блаженным выражением лица развалилась жена нового постояльца…

Убийца не стала отпираться и призналась, что ее настоящее имя — Жанна Вебер. И эксперты на этот раз хорошо сделали свое дело — медики дали однозначное заключение, что причиной смерти ребенка стало удушение платком вокруг шеи.

Психиатрическая экспертиза признала Жанну Вебер невменяемой, и ее поместили в психбольницу, где спустя несколько месяцев это исчадие ада в женском обличье каким-то образом смогла наложить на себя руки.

Казалось бы, зло, наконец-то, наказано, но удовлетворения от этого нет. Сколько детей погибло! Как мне кажется, эти жуткие страницы истории можно было бы спокойно закрыть, если бы за невыполнение своих обязанностей ответили по закону все те люди, которые не смогли или не захотели разобраться досконально в самых первых преступлениях Жанны Вебер.

Комментировать