О надеждах и гордости американской военщины


<small>Фото © Reuters.</small>

На заглавном снимке – будущая гордость американского ВМФ, а ныне пока безвестный кадет-первогодок Военно-Морской Академии #США в Аннаполисе. Элитной и самой известной в Америке. Всмотритесь в одухотворённое лицо этого потенциального морского волка, грозы российских «Дельфинов» и «Бореев». Кстати, а все знают, чем он занят?

Надо заметить, что попасть в академию в Аннаполисе не так-то просто, хотя потенциально поступить туда может любой желающий. И для этого не надо ни денег, ни даже… американского гражданства. Обучение полностью оплачивается за счёт военного бюджета, а приём в основном происходит по рекомендации конгрессменов #США. За каждым уважаемым членом нижней палаты американского парламента закреплено по пять мест в академии, на которые он может рекомендовать одного или нескольких кандидатов. Ещё пять мест – в распоряжении вице-президента США. Кроме того, есть 170 мест для рядовых флота и корпуса морской пехоты, проходящих активную службу, 100 мест для детей офицеров, 65 мест для детей военных, которые были убиты в бою или получили тяжёлые ранения. Наконец, 60 мест отводятся для иностранных студентов.

Но ни рекомендация конгрессмена, ни пребывание на военной службе, ни заслуги родителей ещё не являются гарантией поступления. Приёмная комиссия тщательно проверяет каждого кандидата и отсеивает в среднем четырёх из пяти. Не Бог весть какой суровый конкурс, но всё же…


<small>Фото © Reuters.</small>

Да, и с некоторых пор 20% мест на первом курсе отведено для девушек. Феминистки добились своего, хотя и не на 100%.

Но вернёмся к интеллектуальному занятию первокурсников. Их, между прочим, называют в академии плебеями. Есть, разумеется, и патриции – курсанты 4 года обучения, будущие выпускники. Так вот, по окончании первого года обучения плебеи должны покорить монумент.


<small>Фото © Reuters.</small>

Смысл этого испытания, не прописанного ни в каких уставах, но предписанного давней традицией, состоит в том, чтобы не используя никаких приспособлений забраться на вершину Монумента Херндона, высотой 21 фут или чуть меньше 6,5 м, и положить на неё офицерскую фуражку. Та не должна скатиться или упасть. Процесс усложняется тем, что памятник обмазан жиром, а на курсантов льется постоянный поток воды из шлангов. И лишь по окончании этого действа первокурсник становится полноправным плебеем.


<small>Фото © Reuters.</small>

Впрочем, есть в этом словосочетании и своя ирония. Ибо плебеи не имеют права выхода за пределы камруса, обязаны всегда быть по форме одетыми, всегда ходить строевым шагом, им запрещено появляться в местах развлечений, положено в рабочее время держать двери своих комнат открытыми. Тогда как патриции просто обязаны всячески «помогать плебею осваиваться в военной реальности». Проще говоря, завидев плебея, они вправе проэкзаменовать его по любой дисциплине, проверить порядок в его комнате и даже наказать общественно полезными работами. Но при этом младшего нельзя оскорблять и нельзя использовать его в личных целях. Такая вот узаконенная дедовщина по-американски, цель которой – научить свободного человека полному и автоматическому подчинению. А лидерские качества и самостоятельность ему привьют потом

Вот такой бэкграунд у будущих офицеров флота США. Теперь понятно, из какого сора произрастают анекдоты про командира американского линкора и смотрителя маяка?